+17o

Панические атаки Священник и психолог о Макарий Маркиш и Павел Малахов

— Здравствуйте, друзья, приветствуем вас. Врач и священник ведут друг с другом и с вами разговор на темы, которые волнуют всех нас. Мы с вами прекрасно знаем, что человек не машина, да и машину тоже нужно чинить, и бывает непросто ее подчинить, понять, что там случилось, в швейной машинке, в компьютере или в автомобиле. Тем более, в человеке и в человеческой душе.
— Здравствуйте! Абсолютно верна такая метафора с поломкой, и если говорить о психике человека, о его душе, то тоже бывают поломки, которые в медицине называют расстройствами. Все знают слово «расстроиться». Что-то расстраивается в организме, что-то в душе, психике, они тоже имеют право на это.
— Да, есть такие особенности. У нас нет ничего постоянного, возможно отклонение.
— В этом, конечно, и плюс, что нет ничего постоянного. Что это структура динамичная, психика живая, но в какой-то момент она какие-то границы нормы переходит. Под влиянием причин, потому что просто так ничего не бывает и не случается. И тема, которую я хотел бы затронуть – это панические атаки. Они всегда на слуху, интернет, СМИ, врачи любых специальностей знают этот термин, и обычные люди, в принципе, этот термин знают. В общих чертах.
— Может быть, вы немножко обрисуете? Вот, например, ипохондрия, может и не связана напрямую с паническими атаками, но, на мой взгляд, более распространена. Бывает, когда человек живет на фоне своих постоянных переживаний о здоровье, а бывает именно острая атака, обострение, ситуация, когда нужно что-то делать.
— Важно заметить, что паническая атака – до того узкий термин, что сам по себе не существует. Он всегда в рамках какого-то большего расстройства или заболевания. Тревожно-депрессивного, в основном. В рамках этого он возникает. И как определение, это мучительный приступ сильнейшей тревоги, страха за свою жизнь, идущий совместно с соматическими проявлениями, т.е. физическими нарушениями, и плюс ко всему ощущение неизбежности, невозможности контролировать и избежать этого состояния.
— Причем именно атака – приступ начинается, он продолжается, а потом исчезает. Не то, что это стабильное депрессивное состояние.
— Нет, это острое состояние, длящееся от нескольких минут до получаса. А вообще термин этот пошел из древнегреческой мифологии, когда существовал бог Пан, который имел обыкновение неожиданно появляться и пугать людей, которые спасались бегством, не разбирая дороги. И так же неожиданно он скрывался, оставляя людей с чувством ужаса и неизбежности перед его следующим приходом. Пан – отсюда паника, паническая атака. Такая вот предыстория термина. И в этой панической атаке человек чувствует самый важный компонент – тревогу. И соматика – это учащенное сердцебиение, потливость, чувство жара или холода, слабость в руках и ногах, давление в голове, пересыхание во рту, тошнота, дрожь… Много признаков, если рассматривать это так, как описывается в медицине. Но я считаю, что все намного глубже. Сама по себе паническая атака не приходит просто так. В любом случае, она приходит как сигнал. Все в нашем организме является сигналом к чему-то. И паническая атака является сигналом о чем-то непрожитом, о чем-то несовершенном, это стрессовый комок энергии, который в принципе готовит человека к действию. Это внутреннее напряжение, он натянут, как струна, вырабатывается много гормонов стресса – адреналин, кортизол, которые готовят человека к какому-то действию, но эта энергия накапливается, она никуда не разрешается. И человек сгорает в этом состоянии.
— В таком случае это действительно не неврологическая болезнь, а психиатрическая.
— Абсолютно согласен.
— Ну и лечение, соответственно, может быть не таким, как принято у неврологов.
— Да, принятое лечение – это сразу же обращаться к медикаментам, потому что проблему симптоматически проще решить. Человек обратился, получил лекарство, симптомы на какое-то время прекратились, человек находится в одурманенном таблетками состоянии, но вечно их принимать не получается, прием заканчивается, действие заканчивается, возвращается симптоматика, потому что изначальная глубинная проблема не решена. И она снова всплывает наружу, давая понять, что что-то актуально. Говорит о какой-то проблеме, которую человек не решил. Это может быть и год назад, это может быть и много лет назад, что-то закрепившееся. И если говорить о помощи, то больше помощь тут оказывается психологическая, личностная, духовно ориентированная помощь. Потому что это лечение более адекватное, оно направлено на причины.
— Да, но вряд ли можно человека в состоянии подобной атаки отговорить. Сказать: что ты боишься? Проблемы нет никакой. Это такого рода примитивные попытки, они оказываются совершенно бесплодными.
...
о. Макарий Маркиш и психотерапевт Павел Малахов
Задать вопрос о. Макарию можно здесь — dialog.elitsy.ru
Задать вопросы психологам можно здесь — elitsy.ru/voprosy-psychologu
Православная соцсеть «Елицы» — elitsy.ru/
Видеоканал православной соцсеть «Елицы — www.youtube.com/channel/UCL1dup8-tY25raDpr2LDrPQ
08:44
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!