+8o

Дом, который построил Коксохим

Тип статьи:
Авторская

У каждого города есть стой архитектурные символы — это эффектные и необычные дома. Они представляют собой город в буклетах, справочниках, рекламных роликах, телевизионных заставках, открытках. Такие дома становятся своеобразными визитными карточками городов. Они вызывают восхищение и восторг, удивление и интерес. Есть такие дома и в нашем Запорожье.

Одни из них стоит у въезда в соцгородок. Он знаком без исключения всем запорожцам. Сколько бы вы не проезжали мимо, как бы не были заняты своими делами, всё равно обратите на него внимание. Иначе и быть не может! В генеральном плане застройки нашего города за 1949 год, это здание рассматривалось, как основное, ключевое для поселка № 6. В проекте генерального плана Запорожья принимали участие заместитель начальника управления по делам архитектуры при Совете Министров УССР Малоземов. архитектор Гипрограда УССР Дмитриевская и главный экономист Головин.

Квартал № 83 отдали под застройку запорожскому коксохимзаводу. Директор завода И.И. Фоменко утвердил строительство дома Всеукраинским комитетом по делам архитектуры при Совете Министров УССР. Он строил дом для своих рабочих. Всё, как всегда, упиралось в финансы. Поэтому застройку квартала решили провести обычным пятиэтажным домом, только не совсем обычной конфигурации. А вот украситьрешили очень эффектно — 47-ми метровой башней, оформленной лепниной и шпилем. Размеры башни определялись проектом, ее высота — это десятиэтажный дом.

Всевозможные башни и башенки всегда были символами нашего города, начиная еще со времен Александровска. Их устанавливали на значащие дли города здания, на перекрестках, подчеркивая улицы, районы, кварталы. На них всегда обращали внимание, потому что смотрелись они необычно, никогда не повторялись.

Здание коксохимзааода имело объем а 42 тысячи кубометров, для его строительства нужно было 250 тонн металла. Для самой башни нужен был каркас в 85 тонн, а для ее фундамента — 20 тонн. Башня выполнялась только в металлическом карасе. Она не могла быть кирпичной по условиям ветряной нагрузки. На один метр кубического объема здания приходилось шесть килограмм металла, а по норме необходимо пять килограмм. Вот тут и начались проблемы. Говорили, что эта очень дорого, нужно экономить металл. Зачем обычному промышленному городу здание такой красоты. Провинция, кто сможет оценить?

Однако директор коксохимзавода настоял на своем. Он полностью оплатил стройку. контролировал выполнение, добился, чтобы на металле не экономили. И.И. Фоменко не раз приходилось обращаться за поддержкой во Всеукраинский комитет по делам архитектуры при Совете Министров УССР. Однако директора поддержали в городе: и главный архитектор послевоенного Запорожья М.Л. Лапкин, и председатель исполнительного комитета горсовета Г. Беловол. Весной 1950 года строители приступили к закладке фундамента дома.

Вот уже почти шестьдесят лет, как здание на пр.Ленина д.175 радует нас своей красотой, удивляет своим необычным решением. Интересно только одно — следят ли за ним архитекторы, ремонтники, профессионалы. В порядке ли сама башня, ведь шесть десятков лет — внушительный возраст для этого здания. В большинстве своём дома рассчитаны в нашем городе на сто лет. Даже обычный косметический ремонт ему необходим, не говоря уже о капитальном. Башня и сегодня смотрится довольно эффектно. В нынешнее время красота вряд ли спасет мир, а вот настроение поднимет, так это точно.

Здание украшено картушем, своеобразным гербом, где на фона советской символики обозначен завод-хозяин и год рождения дома. Проезжая мимо, рассмотрите его получше.

Внутренний дворик довольно уютный и удобный. Когда-то здесь был роскошный фонтан, клумбы с розами, геоцинтами и флоксами, агитплощадка и компактный детский уголок. Сегодня можно увидеть остатки былой роскоши; фонтан, на удивление, ещё не развалился окончательно. Бедные рыбки, открыв рот, молча наблюдают за происходящим.

Каждый день, проезжая мимо, запорожцы рассматривают ромашку, нарисованную та отвесной стене башни. Существует такая легенда, что уходя в армию, запорожский «Ромео» ночью, неизвестно каким способом нарисовал на память полевой цветок, чтобы любимая видела, помнила и ждала. Каждое утро «запорожская Джульетта», проезжая мимо, смотрела на ромашку и улыбалась. Она знала, что кому-то на этой земле она очень нужна.

Прошли годы...

И сегодня, проезжая мимо дома, рассматриваю нарисованный цветок, подсознательно срывая лепестки. «Любит — не любит — любит...» Любит! Улыбаюсь. Значит будем жить! Стоит шить сарафаны из ситца!

RSS
17:21
Ромашку уже закрасили…